Химики
Анна Карпова
автор
После прочтения уничтожить.
№7 (7089)
XXIII год издания
Пролетарии всех стран,
соединяйтесь!
ЕЖЕДНЕВНАЯ КРАСНОАРМЕЙСКАЯ ГАЗЕТА ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА
14 июля 1942 г., вторник
В Ленинграде нет грани между фронтом и тылом. Все живут одной мыслью, одним духом — все сделать для разгрома врага в 1942 г.
(А. А. Жданов)
Обработка антиперенами
В надежде уничтожить Ленинград фашисты делали ставку не на фугасные снаряды, а на зажигательные бомбы. Именно пожары, по мнению врага, должны были стать тем, что сотрет город с лица земли. На одну сброшенную фугасную бомбу приходилось более тридцати «зажигалок». Эти небольшие, но дьявольски коварные изделия на всю жизнь запомнили те, кому приходилось дежурить на чердаках. Бойцы МПВО, а позже и обычные ленинградцы сбрасывали с крыш и тушили эти зажигательные бомбы, чтобы сохранить город.
(~8 минут)
Пробивной силы «зажигалки» хватало, чтобы прошить даже достаточно крепкую крышу, покрытую кровельная железом. Когда бомба оказывалась на чердаке, срабатывал взрыватель, и липкий горючий состав, которым она была начинена, расплескивался кругом, прилипая к деревянным стропилам. Эти части строения, равно как и перекрытия из дерева, должны были разносить огонь. Вражеская армия рассчитывала уничтожить Ленинград быстро и дешевыми средствами.

8 сентября на город сбросили более шести тысяч зажигательных бомб, что спровоцировало свыше 170 пожаров. Горели в том числе знаменитые Бадаевские склады, где хранилось продовольствие. Там возник огненный смерч, бушевавший больше пяти часов,— пожарным было сложно с ним справиться. В ночь на 11 сентября только на торговый порт обрушилось порядка двух тысяч «зажигалок». Горели нефтебаза и склады хлебозавода. Несколько ночей враг не оставлял попыток спалить Ленинград. Локальные пожары достаточно быстро тушили, и город продолжал стоять. Здания словно были созданы из огнеупорного материала. Секрет заключался в разработке ленинградских химиков, которые создали специальную смесь на основе суперфосфата. Этим антипереном в кратчайшие сроки были обработаны все крыши и чердаки в городе.
ГИПХ
Институт прикладной химии, или коротко ГИПХ, где во времена войны и придумали спасительную пасту, был создан 101 год назад. К моменту начала блокады ему исполнилось уже 42 года. Институт занимался изучением и созданием производств, которые в советской России зачастую отсутствовали. Здесь зародились многие заводы, специализирующиеся на тех вещах, которые раньше покупали за рубежом. Во время блокады институт продолжал работать, он был перепрофилирован и подчинялся задачам обороняющегося города. Многие сотрудники были эвакуированы, но на их место пришли специалисты из других ленинградских НИИ.
Старое здание ГИПХа
ГИПХ состоит из научно-исследовательского института и опытного завода. Он и до войны, и во время назывался опытным, там в укрупненном формате проводятся опыты, для того чтобы получить результат и передать все в промышленность. Но в период войны завод превратился в предприятие, выпускающее изделия на потребность Ленинградского фронта
«
«
— рассказал доктор технических наук, профессор, начальник научно-исследовательской лаборатории №700 Борис Ласкин.
Борис Ласкин
доктор технических наук, профессор, начальник научно-исследовательской лаборатории №700
Первая задача, которая возникла перед учеными ГИПХа — это создать покрытие, которое бы удерживало при пожарах деревянные конструкции
«
«
В видеоролике использованы фрагменты из документальных фильмов «Ленинград в борьбе» (1942 г.) и «Ладога» (1943 г.)
В период блокады в ГИПХ работало четыре лаборатории: газохимической защиты, спецлаборатория, где разрабатывались взрывчатые составы, все, связанное с боеприпасами, лаборатория органического синтеза, а также лаборатория МПВО. Именно последняя наиболее тесно сотрудничала с городом, поскольку остальные выполняли поручения штаба фронта, Военно-морского флота и даже напрямую военных частей. Лаборатория МПВО целиком взаимодействовала со всеми подразделениями и службами ленинградской системы противовоздушной обороны.
Проспект 25-го Октября (Невский проспект). Фото Н. Хандогина
Лаборатория МПВО делала не только определенные инженерные разработки, которые потом внедряли в систему ПВО, но и взяла на себя разработки определенных регламентов и инструкции по реальному совершению этой противовоздушной обороны. У нас были созданы специальные курсы, где читались лекции, принимались экзамены, как правильно противостоять налетам вражеской авиации
«
«
— отметил один из самых уважаемых профессоров ГИПХ Борис Ласкин.
Создать покрытие, которое на длительное время спасало деревянные конструкции от огня, стало первостепенной задачей института. Антиперены были известны, но достать необходимое для их создания сырье было крайне сложно. В институте сохранились отчеты о работе времен войны, где указано, что специалисты использовали исключительно «местное сырье». Но если для химиков этот термин означает имеющиеся в регионе различные полезные ископаемые, применяющиеся для производства солей, кислот, щелочей и некоторых химических элементов, то во времена блокады под местным сырьем подразумевали то, что осталось на складах, заводах, в закрытых лабораториях. На территории Невского химического завода, который выпускал в том числе удобрения, удалось найти большое количество двузамещенного фосфата натрия. Все фосфатные соли являются антиперенами, и на основе этого вещества в ГИПХ разработали специальную замазку.
Борис Ласкин
доктор технических наук, профессор, начальник научно-исследовательской лаборатории №700
В отчетах по имуществу для обслуживающего персонала писали: куртки — 5 штук, нательные рубашки — 20 штук, кепки — 5 штук, обувь — 238 пар, а в скобках добавлено «горелые»
«
«
В газетах, учитывая условия военного времени, об обмазке не писали, но плакаты и листовки с обращением к ленинградцам были отпечатаны в кратчайшие сроки. В августе 1941 года в парке имени Челюскина пожарные уже показывали жителям города опыты с суперфосфатом. Был снят и учебный фильм. Ролик запечатлел момент, когда обмазывали чердачные перекрытия ГИПХ. Его демонстрировали во всех городских кинотеатрах.

Обмазка была густой, тяжелой. Пытались сделать какие-нибудь механические приспособления для ее нанесения, но успеха не добились. Главным орудием огнезащиты города стала обыкновенная маховая кисть. За работу взялись не только бойцы МПВО, но и академики, школьники, домохозяйки, врачи, искусствоведы, библиотекари. В отчетах института того времени не указывали имен и фамилий тех, кто ответственен за те или иные разработки, но в газетах более поздних годов можно прочитать, что суперфосфатная обмазка была разработана в лаборатории Государственного института прикладной химии под руководством кандидата химических наук Андрея Иосифовича Заславского.
Кроме того в ГИПХ создавали системы, облегчающие ловлю и тушение зажигательных бомб. Как пояснил профессор Борис Ласкин, основой «зажигалок» являлся сплав магния, дающий очень высокую температуру горения. Тушить бомбы надо было определенным составом, который также разрабатывался в ГИПХ.

Институт тогда находился на набережной Малой Невы, где сейчас проходит проспект Добролюбова. Все размещалось в зданиях XIX века, которые представляли собой строения в один-два этажа из красного кирпича. Каких-то ориентиров при бомбежках у фашистов не было. Удары часто приходились на объекты, располагающиеся поблизости, в том числе Ленинградский зоопарк, но, согласно отчетам, за весь период блокады на территории института не было серьезных разрушений. Это позволяло ученым продолжать работу во спасение осажденного Ленинграда.
На данной странице использованы материалы из следующих источников: Дэвид Гланц, «Блокада Ленинграда, 1941–1944», Военный альбом. Фотографии Второй мировой и Великой Отечественной войны (1939–1945), Владимир Никитин, фотоальбом «Неизвестная блокада. Путь к победе. Ленинград 1941–1944», «Блокада Ленинграда. Выстояли и победили 1941–1944», Сергей Яров, «Повседневная жизнь блокадного Ленинграда», материалы из коллекции историко-литературного музея «Вася Тёркин», руководитель музея В. Кокин

© 2020 Невские Новости