Маскировка
Никита Нестеров
автор
После прочтения уничтожить.
№5 (7087)
XXIII год издания
Пролетарии всех стран,
соединяйтесь!
ЕЖЕДНЕВНАЯ КРАСНОАРМЕЙСКАЯ ГАЗЕТА ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА
12 июля 1942 г., воскресенье
В Ленинграде нет грани между фронтом и тылом. Все живут одной мыслью, одним духом — все сделать для разгрома врага в 1942 г.
(А. А. Жданов)
Своевременная маскировка
Позолоченные купола и шпили Северной столицы могли бы стать основными ориентирами для вражеской авиации и артиллерии. Этому помешала своевременная маскировка Ленинграда, к которой приступили в первые дни войны. Благодаря героическому труду альпинистской бригады удалось спасти множество человеческих жизней и сохранить большинство исторических зданий.

Отряд специалистов, которые успели выполнить большую часть работ до начала блокады, набрали еще в первые дни войны.

Самыми приметными ориентирами для противника были соборы. Высотная доминанта с блестящим куполом или шпилем — очень легкая цель для врага. В зависимости от способа нанесения позолоты, верхнюю часть здания либо перекрашивали в серый цвет ленинградского неба, либо накрывали специальным чехлом.

Уже во время блокады, рискуя жизнью, альпинисты продолжали укрывать город несмотря на непогоду, нехватку снаряжения и вражеские обстрелы.

Шпиль собора в Петропавловской крепости альпинисты Леонид Жуковский и Михаил Бобров красили в ноябре 1941 года. Работы вели в темное время суток, иначе вражеский самолет мог бы заметить альпинистов и открыть по ним огонь. Из-за сильных холодов и ураганного ветра масляную краску, которая никак не хотела ложиться, приходилось наносить в несколько слоев.
(~6 минут)
Укрытый памятник Ленину у Финляндского вокзала
Маскировка пропилеев Смольного в период блокады Ленинграда. Фото 1942 г.
Укрытый памятник Петру I (Медный всадник) на фоне Исаакиевского собора
Если купола и шпили, как правило, красили, то для защиты государственных учреждений, в том числе и Смольного, чаще всего использовали камуфляжные сетки.

Как показал опыт, наименее заметными для врага становились объекты, которые маскировка «превращала» в парки, скверы или другие зеленые насаждения.

Главным недостатком камуфляжных сеток стало быстрое выцветание краски, которое могло выдать неприятелю местоположение потенциальной цели.

Кроме того, немецкие пилоты использовали специальные фильтры для обнаружения камуфляжа. Поэтому сети старались покрывать только специальной «незаметной» краской или листвой.

В 1942 году ленинградские ученые разработали технологию консервации ветвей, которые могли выглядеть свежими на протяжении нескольких месяцев после спила.
Камуфляжные сетки
Маскировка главного купола Никольского собора
Профессор Ленинградского университета энтомолог Борис Шванвич стал героем легенды, связанной с маскировочными сетями. Споры о достоверности одного эпизода из биографии ученого ведутся до сих пор.

Согласно легенде, на совещании с командующими Иосиф Сталин попросил военных устранить серьезные недочеты отечественных маскировочных приспособлений. Один из генералов посоветовал главнокомандующему обратиться к Шванвичу, сказав, что ученый добился больших успехов в изучении мимикрии у насекомых. Сталин приказал разыскать профессора, который, если верить легенде, умирал от голода и холода в блокадном Ленинграде. Энтомолога эвакуировали в Москву специальным бортом.
В столице Сталин озвучил Шванвичу задачу. Попросив себе в помощники двоих художников, энтомолог взялся за разработку нового типа камуфляжной сетки, которая должна была подойти как для маскировки боевых позиций, так и зданий, в том числе и в Ленинграде. Энтомолог представил прототип камуфляжа через три дня после получения заказа. Сталин оказался доволен результатом и спросил Бориса Швавича о том, что он хотел бы получить в качестве награды. В ответ ученый попросил только восстановить кафедру этимологии, которую ликвидировали в ЛГУ в 1930-х.
Однако в официальной биографии ученого об этом не говорится ни слова. Противники легенды считают, что Шванвич вряд ли мог тогда предложить принципиально новые решения. Скептики указывают на то, что основные принципы мимикрии были хорошо изучены еще до начала войны.

В свою очередь сторонники истории доказывают ее подлинность неожиданным восстановлением кафедры этимологии под руководством Шванвича практически сразу же после снятия блокады. Кроме того, ученый стал лауреатом ордена Ленина. А представить к этой награде могли только за выдающиеся государственные заслуги.

Даже если эта история имеет минимальное отношение к реальной биографии ученого, то вряд ли бы миф возник без причины. Сам факт появления подобной легенды говорит о том, какую важную роль играла маскировка зданий в защите осажденного города.
Владимир Ёлкин
филокартист, исследователь
На этой головокружительной высоте альпинистам приходилось не просто поддерживать себя, но и тащить наверх эту тяжесть
«
«
В видеоролике использованы фрагменты из документальных фильмов «Ленинград в борьбе» (1942 г.) и «Ладога» (1943 г.)
Маскировка Смольного института
Укрытый памятник Ленину у Финляндского вокзала
После полного снятия блокады и отступления немецких захватчиков в Ленинграде начались работы по восстановлению исторического облика закамуфлированных зданий и памятников. В работах по демонтажу принимала участие Ольга Фирсова — единственный специалист первой бригады альпинистов, набранной еще летом 1941 года.

Довоенный облик замаскированных архитектурных памятников окончательно вернули уже после войны. Работы завершились только в сентябре 1945 года.
Разрушенный дом и панно «Защитим город Ленина» в блокадном Ленинграде
На данной странице использованы материалы из следующих источников: Дэвид Гланц, «Блокада Ленинграда, 1941–1944», Военный альбом. Фотографии Второй мировой и Великой Отечественной войны (1939–1945), Владимир Никитин, фотоальбом «Неизвестная блокада. Путь к победе. Ленинград 1941–1944», «Блокада Ленинграда. Выстояли и победили 1941–1944», Сергей Яров, «Повседневная жизнь блокадного Ленинграда», материалы из коллекции историко-литературного музея «Вася Тёркин», руководитель музея В. Кокин

© 2020 Невские Новости