Артиллерия
Дарья Ковалёнок
автор
После прочтения уничтожить.
№1 (7083)
XXIII год издания
Пролетарии всех стран,
соединяйтесь!
ЕЖЕДНЕВНАЯ КРАСНОАРМЕЙСКАЯ ГАЗЕТА ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА
8 июля 1942 г., среда
В Ленинграде нет грани между фронтом и тылом. Все живут одной мыслью, одним духом — все сделать для разгрома врага в 1942 г.
(А. А. Жданов)
ЧАСТЬ I
Зенитная артиллерия
Артиллерии Ленинградского фронта принадлежит выдающаяся роль в защите от варварских обстрелов города. По приказу командования Ленинградского фронта было создано специальное артиллерийское соединение.

Командиром его был назначен гвардии генерал-майор артиллерии Николай Жданов. Контрбатарейный корпус, подавляя и сокрушая артиллерию противника, внес весомый вклад в спасение Ленинграда от разрушения.
(~4 минуты)
Зенитные пушки на фоне Исаакиевского собора
Зенитные пушки в Ленинграде
Старший сержант К.И. Воронцов на огневой позиции с зенитным пулемётом ДШК в Ленинграде
Больше полутора тысяч немецких самолетов, стремившихся прорваться к Ленинграду, были сбиты благодаря действиям войск противовоздушной обороны (ПВО), защищавших город.

За период блокады Ленинградским корпусным районом, а затем Ленинградской армией ПВО было отражено 270 авианалетов, подавлен огонь более 260 артиллерийских и минометных батарей противника, уничтожен 1 561 самолет, около 100 танков и свыше 3 пехотных полков.

Однако артиллерия в условиях блокады испытывала серьезные трудности со снарядами.
270
авианалетов
260
артиллерийских
и минометных батарей
1 561
~100
>3
самолет
танков
полков
Дмитрий Филиппов
писатель, публицист
1941-й год сразу выявил снарядный голод. Наличие снарядов малого калибра, особенно в условиях блокады было проблемой для всех. Пехота шла в атаку буквально на пулеметы
«
«
В видеоролике использованы фрагменты из документальных фильмов «Ленинград в борьбе» (1942 г.) и «Ладога» (1943 г.)
Тем не менее, военнослужащие понимали, что борьба с воздушным противником требовала постоянного совершенствования техники, и бойцы ленинградской ПВО нередко становились изобретателями прямо на боевом посту, изыскивая возможности усовершенствовать оружие и технологии его применения.
На фото: Зенитная батарея старшего лейтенанта Ибатулина на Университетской набережной Ленинграда
Первый воздушный налет на Ленинград гитлеровская авиация предприняла в ночь на 23 июня 1941 года, но ни один из вражеских самолетов не смог прорваться к городу. С 20 по 26 июля вражеская авиация 12 раз пыталась прорваться к городу, однако это ни разу ей не удалось.

Рассчитывая взять Ленинград штурмом, немецкое командование в течение сентября 1941 года днем и ночью направляло на город массированные воздушные налеты. Когда невозможность штурма Ленинграда стала очевидной, гитлеровское командование изменило тактику и начиная с октября 1941 года перешло к ежедневным ночным воздушным налетам на Ленинград одиночными бомбардировщиками.

Эти изнуряющие и жестокие нападения, которые фашисты старались растянуть на всю ночь, должны были лишить систему ПВО способности к сопротивлению и принудить ленинградцев к капитуляции. Однако и эта тактика не принесла немцам сколько-нибудь ощутимого успеха, и с декабря 1941 года налеты на Ленинград были прекращены и возобновились только в апреле 1942-го, причем апрельские налеты были преимущественно дневными и массированными.
ЧАСТЬ II
Девушки зенитчицы
У войны не женское лицо.
Но девушки вынуждены были появляться в военных рядах как в Первую мировую войну, так и во имя защиты Ленинграда во время блокады.

Каково было женщинам в эти суровые годы, лучше всего узнать по воспоминаниям.
(~5 минут)
Девушки-бойцы МПВО несут боевое дежурство на крыше дома №4 по улице Халтурина в Ленинграде
Василий Галкин
младший научный сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи
Для зенитчиков было принципиально не какого ты пола, а какими навыками ты обладаешь. важно не то, мужчина ты или женщина, а знание тригонометрии
«
«
В видеоролике использованы фрагменты из документальных фильмов «Ленинград в борьбе» (1942 г.) и «Ладога» (1943 г.)
Сорок второй год... Меня назначили командиром дивизиона. Комиссар полка предупредил: „Учтите, капитан: вы принимаете не обычный, а „девичий" дивизион. В нем половина состава девушки, и они требуют особого подхода, особого внимания и заботы". Я, конечно, знал, что в армии служат девушки, но плохо себе это представлял. Мы, кадровые офицеры, несколько настороженно относились к тому, как „слабый пол" овладеет военным делом, которое испокон веков считалось мужским. Ну, скажем, медицинские сестры – это привычно. Они хорошо себя зарекомендовали еще в Первую мировую войну, затем в гражданскую. А что будут делать девушки в зенитной артиллерии, где надо таскать пудовые снаряды? Как разместить их на батарее, где всего одна землянка, а в состав расчетов входят и мужчины? Им придется часами сидеть на приборах, а те железные, сиденья на орудиях тоже железные, а это же девушки, им нельзя. Где они будут, наконец, мыть и сушить волосы? Возникала масса вопросов, такое это было необычное дело…
«
«
И. А. Левицкий, бывший командир 5 дивизиона 784 зенитно-артиллерийского полка:
До войны я любила все военное... Мужское... Обращалась в авиационное училище, чтобы прислали правила приема. Мне шла военная форма. Любила строй, четкость, отрывистые слова команды. Из училища ответили: „Окончите сначала десять классов". Конечно, когда началась война, с моими настроениями я не могла сидеть дома. Но на фронт меня не брали. Никаким образом, потому что мне шестнадцать лет. Военком говорил, мол, что подумает о нас враг, если война только началась, а мы таких детей берем на фронт, девочек несовершеннолетних. Я убеждала его, что я высокая, что мне никто не даст шестнадцать лет, а обязательно больше. Стою в кабинете, не ухожу: „Напишите восемнадцать, а не шестнадцать лет". – „Это ты сейчас так говоришь, а потом как меня вспомнишь?" А после войны я уже не хотела, вот уже как-то не могла пойти ни по одной военной специальности. Скорее бы снять с себя все защитное…
«
«
Клара Васильевна Гончарова, рядовая, зенитчица:
Мечтали, хотели воевать. Разместили нас в вагоне, и начались занятия. Все было не таким, как нам представлялось дома. Надо было рано вставать, и весь день ты на бегу. А в нас еще жила прежняя жизнь. Мы возмущались, когда командир отделения, младший сержант Гуляев, имевший четырехклассное образование, учил нас уставу и произносил неправильно отдельные слова. Нам казалось: чему он может научить? А он учил нас, как не погибнуть. После карантина, перед принятием присяги, старшина привез обмундирование: шинели, пилотки, гимнастерки, юбки, вместо комбинации – из бязи пошитые по-мужски две рубахи с рукавами, вместо обмоток – чулки и американские тяжелые ботинки с металлическими подковами во весь каблук и на носках. В роте по своему росту и комплекции я оказалась самой маленькой, рост сто пятьдесят три сантиметра, обувь тридцать пятого размера и, естественно, военной промышленностью такие мизерные размеры не шились, а уж тем более Америка нам их не поставляла. Мне достались ботинки сорок второго размера, надевала и снимала их, не расшнуровывая, и такие они тяжелые, что я ходила, волоча ноги по земле. От моего строевого шага по каменной мостовой высекались искры, и ходьба была похожа на что угодно, кроме строевого шага.
«
«
Нонна Александровна Смирнова, рядовая, зенитчица:
На данной странице использованы материалы из следующих источников: Дэвид Гланц, «Блокада Ленинграда, 1941–1944», Военный альбом. Фотографии Второй мировой и Великой Отечественной войны (1939–1945), Владимир Никитин, фотоальбом «Неизвестная блокада. Путь к победе. Ленинград 1941–1944», «Блокада Ленинграда. Выстояли и победили 1941–1944», Сергей Яров, «Повседневная жизнь блокадного Ленинграда», материалы из коллекции историко-литературного музея «Вася Тёркин», руководитель музея В. Кокин

© 2020 Невские Новости